Ихлов Евгений (ikhlov_e_v) wrote,
Ихлов Евгений
ikhlov_e_v

Categories:

РЕВОЛЮЦИЯ ПАЛЬМ. ЧАСТЬ 1 (18+)










Ключ к центральному пункту моих рассуждений я заполучил, ещё не зная об этом, в конце апреля 2014 года, когда установивший мне точный диагноз российско-израильский врач оказался вынужден на время переехать в Москву из-за аллергии на цветение финиковых пальм.

Мои рассуждения опираются только на общеизвестные или легко доступные сведения. Оскорбить или унизить национальные и конфессиональные чувства не намерен, поэтому буду стараться быть по мере сил деликатным.

Опубликовать эти размышления меня побуждают, как  конфуцианское почтение к общим предкам, так и настоятельные просьбы известного культуролога профессора Игоря Григорьевича Яковенко, который стоически выдерживал мои фрагментарные озарения на данную тему, кои я периодически на него обрушивал, за что я ему безмерно благодарен.

Часть рассуждений на данную тему я уже высказывал ранее, поэтому прошу прощения за повторы.

Прежде всего, я хочу обратить внимание, что художник, реставрируя исторические события, идёт за логикой развития сюжета и характером героев, в отличие от мемуаристов и хронистов, которые имеют дело с мозаикой фактов, пересказами и сплетнями, обрывками документов. Поэтому в моих попытках реставрации событий весны 33 года нашей эры, случившихся в Иерусалиме и его окрестностях, покажутся совпадениями с писателями скорее, чем с евангелистами.

Прежде всего о датировке. Я исхожу из психологического анализа поведения префекта Иудеи (подобная должность стала именоваться «прокуратор» лишь век спустя) всадника [барон, «дворянство мантии»] Пилата Понтия. Он был ставленник префекта претория и одно время почти соправителя императора Тиберия - Сеяна, возглавлявшего тогдашнюю консервативную юдофобскую партию, связнанную с сенатским большинством. Сеян пал в 31 году. При нём Понтий Пилат, имеющий репутацию жестокого самодура, палача и юдофоба, поставил бы по делу Иисуса Назаретянина лес крестов, а не потакал бы Синедриону в притушении его масштабов. Но в условиях, когда по всей римской державе чистили людей Сеяна, был весьма уступив перед напором туземной еврейской знати. Хотя в 37 году сместили и его. Поэтому смещение даты тех событий ранее 33 или 32 года сомнительно.

Необходимо понять контекст событий. Со времён Цезаря и вплоть до начала Первой Иудейской войны - Великого восстания 66-73 года годов - евреи были привилегированной общиной. Причиной этого была помощь, которую еврейское население оказывало императорам в их борьбе с соперниками. Египетские Птолемеи просто сидели на «еврейских штыках» - на отрядах гвардии, базирующейся на нильском острове Элефантин, где даже - в нарушении строго запрета - стояла небольшая копия Иерусалимского храма, в которой приносились жертвы.

Евреев люто ненавидели греки, занимавшие, часто евнухами, высшие посты в бюрократии. Но как болтунов, трусов, льстецов, лжецов и интриганов римляне их страшно презирали, считали выродившимися потомками великого народа и называли «гречишками», хотя считали, что в качестве ведомственной бюрократии и творческой интеллигенции они незаменимы.
В пику коварным эллинам, римляне предпочли выводить себя от отважных, но простодушных троянцев.


Вся тогдашняя греческая мысль, особенно в Александрии, была фабрикой юдофобии. Поэтому слова «нет ни эллина, ни иудея» [варвара, скифа, раба, свободного, мужского и женского] можно перевести так: нет ни «русского марша», ни профсоюза мигрантов; или, если вернуться на лет 30 лет- ни общества «Апрель», ни общества «Память»...

Но вернёмся к евреям. Дело в том, что среди римской знати стал необычайно моден «иудаизм-лайт», игравший ту же роль, что и «дзен-лайт» в Америке 60-70-х. Его поклонниками стали сенаторские жёны и дочери, от которых не требовалось обрезания, и Публий Тацит шипел от злобы, что во всех римских домах справляют нынче субботу, которую он считал порождением «изначальной еврейской лености». Мода на еврейство как на знаменитый «свет с Востока» шёл уже и от жены Нерона Поппеи Сабины.


И ещё - очень важное. Иерусалимский храм был банкиром западного плеча Великого Шёлкового пути, по которому в Левант и в Рим шла вся роскошь востока. Это приблизительно как Лондонский Сити рубежа веков, контролировавший всю торговлю Европы с Индией и Китаем. Ещё одним источником огромных доходов была фактическая монополизация со времён Ирода Великого импорта благовоний из Аравии.   

Понятно, почему антиримское восстание 66 года было воспринято как неслыханное предательство со стороны облагодетельствованного меньшинства, и почему с тех пор политика империи надолго стала радикально антисемитской.


Причинами же, казалось бы иррационального, восстания я вижу две.

Первая - богатства элит почти не перепадали крестьянско-ремесленному простонародью, которое платило двойные подати - римские и местные (своему заиорданскому царю или в Храм) - так река из миллионов золотых фунтов никак не облегчала жизнь в лондонских трущобах Уайтчепеля.

Вторая - считалось, что оккупация язычниками Святой земли препятствует приходу Мессии и наступлению божьего царства добра и справедливости.


В этих условиях даже не изъятие части храмовых ценностей префектом Иудеи Гессием Флором и казнь тысяч протестующих спровоцировали восстание, но паническое бегство префекта из Иерусалима.

Возможно, в конце нероновой эпохи, когда всё большее бремя управления империей выпадало быстро растущему эллинизированному бюрократическому аппарату, на высшем уровне и было принято концептуальное решение «переступить с еврейской ноги на греческую» [как в послевоенном СССР переступили с еврейской ноги на восточноукраинскую].   

Вот теперь главное - я убеждён, что адепты коммуно-социалистической западной традиции были совершенно правы, и Иисус был настоящим революционером. Изображение же его совестливым интеллигентом, попавшего в непонятки, на которого подлые чекисты шьют политическое дело (типа, при обыске у доцента нашли копии «Агни-Йоги», а написали в протоколе, что Солженицына, и ещё наркоту подбросили), как это сделали Булгаков, а особенно - Любимов и Бортко, просто - оскорбление настоящего героя.

О названиях - назаретянин или назорей. Путаница могла возникнуть только в переложениях на койне (тогдашний левантийский греческий): Га-Ноцри - выходец из Назарета (Нацрата), а назир - еврейский дервиш, член своеобразного ордена вроде суфиев.

Но у Иисуса была какая-то степень посвящения, потому что если бы ни знание о данном им обете безбрачия, окружающие были бы скандализированы тем, что 30-летний еврей - холост и уже точно не признали бы его раввином. Тем более, что в окружающем греко-сирийском и аравийском мире содомия была просто ритуализирована. Но есть глухие упоминания о причинах разрыва с этой эзотерической средой - знаменитые упоминания лампы, которые надо ставить на окна (широко известный древний способ освещения городов), а не прятать под горшок. Никакого Иоанного призыва идти в пустыню. В любом случае - безбрачие его уважалось, а вот прикосновение к мёртвому телу было уже допустимо.

О социальном статусе Иисуса. По отцу [в любом случае усыновление давало те же права] - сын почтенного ремесленника, обедневший потомок династии Давида (каковые встречаются, но после резни, устроенной Иродом Первым, они - редки и очень почитаемы), а по матери - потомок одного из знатнейших (одно из 24) священнических родов - коэнов. Раввин - религиозный наставник, имеющий право проповедовать в синагоге, но явно самоучка - никаких данных о его гуру нет (в отличие от Савла/Павла, чьим гуру был сам президент [так я перевёл титул наси - князь] Синедриона Гамалиэль, позднее канонизированный христианами), нет данных о посещении одной из духовных школ. Хотя возможно, учёных наставник был, но готовил Иисуса в назореи, и отказ от вступления в духовный орден привёл к их разрыву.

И вот теперь мы подошли к пальмам. Меня всегда поражало откуда в апреле у чествующих Иисуса на белом осле взялись пальмы. В апреле финиковые пальмы цветут, и попытки обломать в этот момент ветки вызвали бы резкие нарекания со стороны добрых селян, для которых пальма - мать-кормилица, как лоза на Кавказе или яблонька у сталинского колхозника. Зато в октябре - после сбора урожая, из пальмовых ветвей делают шатры-кущи (праздник Суккот), а при молитве полагается держать в руках икебану из ветки пальмы (лулав), ветки ивы, ветки мирта и этрога (лайм). Вот тут толпа могла быть вся покрыта ветками пальмы, не хуже Бирнамского леса. Но Кущи - это пьяные еврейские сатурналии и ничего драматически-возвышенного на этом празднике не сотворишь. Но откуда на Песах лес пальмовых листьев в толпе?

Дело в том, что есть еврейское правило использовать священное для священного. И в том числе, старинный красивый обычай сохранять с Суккот ветки для испекания мацы в неких аналогах тандыра. Поэтому ничего подозрительного в том, что несколько тысяч сторонников Иисуса несут в Иерусалим старые ветки нет, для окружающих, а главное - для стражников и шпиков - они просто чудаковатые приверженцы древнего обычая.

Но зато эти ветки в руках - идеальный способ выделиться в огромной толпе пилигримов, набившихся в Иерусалим, как сейчас переполняют Мекку во время хаджа. И это - отличный способ показать, что ты - безоружен: ни мечей, ни копий, ни страшных ножей террористов-сикариев... Только ветки. Как гвоздики демонстрантов, вставляемые в стволы полицейских карабинов.


И не надо думать, что идея ненасилия была тогда неизвестна. По прибытию на новое место службы Пилат решил спровоцировать ненавистных ему «еврейчиков» - ночью легионеры внесли штандарты с изображением Тиберия и полковых эмблем и поставили у главных зданий, в т.ч. у Храма. Это было неслыханное нарушение одной из двух еврейских привилегий - быть избавленными от принуждения к языческим церемониям, включая даже присутствие бюстов и штандартов. Второй неслыханной привилегией было освобождение от коленопреклонения перед принцепсом.


И на улицы вышли тысячи протестующих. Они стояли спокойно и только говорили о нарушении обещания императора. Солдаты загнали их на стадион - протестующие легли на землю и лежали 6 дней. Пилат послал солдат шугануть. Лежащие открыли шеи под мечи. Пилат сдался, но затаил в душе хамство.

Итак, 9 нисана 3693 года от сотворения мира, или за 6 дней до начала Песаха 33 года н.э. Иерусалим начинают наполнять сотни тысяч пилигримов со всех концов Святой земли и из основных центров диаспоры - Египта, Дамаска, Афин, Антиохии, Крита, Кипра, Киренаики (Ливии), Рима...

Харизматический раввин Иегошуа Назарейский, успевший перессорится со всеми элитами, контрэлитами и субэлитами, во главе колонны сторонников входит на Храмовую гору через Золотые ворота (см. Приложение). Сторонники поднимают ветви пальм и начинают скандировать: Славься, Мессия бен Давид!
Крик подхватывает огромная толпа. Иисус врывается в притвор Храма и устраивать погром в рядах менял и торговцев горлицами для жертвоприношений. Храмовая стража боится и приблизится. Потом, при аресте в Гефсимании Иисус будет над ней издеваться: вы же меня каждый день видели в Храме - чего не взяли?...

Вот кульминация - на плечах тысяч ошалевших от счастья присутствовать при наступлении Царствия Небесного, войти в Храм, зайти в Святая Святых, громко помолиться, потом выйти, вылить в огонь благовония, а на жертвенник воду - и сказать: Я - пришёл!!!

Здесь я должен обратить внимание на следующее обстоятельство. Старый - уже на том момент - чин позволял совмещать должности царя и первосвященника. Именно так поступили представители революционной династии Хасмонеев-Макковеев. Ещё более древний обычай позволял избирать и царя (но обязательно - давидида) и первосвященника, но обязательно происходящего от священников-коэнов, «майданом». Лишь бы было широкое представительство от сословий и областей. И тогда огромный митинг становился Кнессетом (буквально - собрание Израиля, но аутентичней перевести - Земским собором). Достаточно было и одного коэна для помазания (а в Большом Синедрионе у него было три сторонника - будущий святой Гамалиил, Иосиф Аримафейский и Никодим) и рав Иегошуа га-Ноцри превращается в Иегошуа га-Алеф - га-мелех га-Исраэль вэ-га-коэн-га-гадоль. Это так - чтобы музыку слов почувствовали...      

Этого не происходит. Потом будет ещё несколько митингов в толпе, таких же как десятки и сотни других «гайд-парков». Довольно скоро по меньшей мере миллионная толпа, забившая кривые улицы такого неэлинизированного мегаполиса, забывает и ликующие вопли у ворот и скандал в притворе...  

Вы представляете липкий ужас Синедриона - ведь Первосвященник становится распорядителем сокровищ Храма и заново формирует Синедрион (или для музыки - Сангедрин)!

И потом, объявление смутьяна-бродяги царём - это бунт, восстание, революция! С каким удовольствием получивший совершенно законный повод Пилат устроит кровавую баню «мятежной жидовне», не разбирая правых и виноватых, но злопамятно отыгрываясь на владыках Храма, измучивших его склоками и кляузами... 

    Здесь есть одно очень важное обстоятельство. Еврейский коронационный ритуал требует оглашения человека царём ровно за 6 дней до помазания. Помазание совершает пророк (нави) - это в идеале, или первосвященник (га-коэн га-гадол или га-коэн га-рош), или, как уже говорилось выше - священник, из рода (их 24), представители которого имеют право входить в Святая Святых. Изменить здесь ничего нельзя. Раввина Иегошуа Назарейского люди провозглашают царём в Вербное воскресенье.  В пасхальный шабат коронации быть не может никак. Но второй день Песах, т.е. воскресенье - идеальное время для этого торжественнейшего ритуала.
Поэтому казнят днём в пятницу. Разумеется, первосвященник Ханаан (Анна), глава суддукейской партии и откровенный ставленник Рима, помазать Иисуса не стал бы. Но, как я говорил, огромный и представительный (пилигримы со всех концов света, даже из Испании и Вавилона) народный митинг - га-Кнессет га-Исраэль имеет право даже избрать первосвященника. Как это сделали восставшие еврейские "якобинцы" в 69 году, на третий год революции поставившие во главе Храма строительного рабочего Пинхаса (Финееса). Сценарий несложен. 16 нисана народ берёт Храм (римский гарнизон и не вмешивается, боевые рабы - разбегаются) и избирает Народного Первосвященника. Затем Пилат получает "предложение, от которого нельзя отказаться": освобождение узников и свободный выход из города его и римского гарнизона или... (или было в мае 66 года, когда уже сдавшийся римский гарнизон был вырезан подчистую). Дальше триумфально освобожденного Иисуса вводят под балдахин в Храме (или у входа в него) и новый первосвященник, читая "коронационный псалом" (Псалом Давида №2*), совершает помазание. Всё! Вот - Царь-Мессия во Израиле...          

Когда первый страх проходит, решают действовать быстро. До Песаха два дня. Если мятежный рав Иегошуа вновь войдёт в Храм и принесёт пасхальную жертву - он - Мессия бен Давид, и перед ним склоняются все. Тут ведь принцип - кто смел, тот два съел.

А дальше нужна ювелирная политическая работа. Мятежника - покарать (это доказательство твёрдости и прочности власти), но так чтобы мятежа как бы не было (это доказательство хорошо поставленной «воспитательной работы с населением»).

* "Зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?

Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его. "Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их".

Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им. Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение: "Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника".

Итак вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли! Служите Господу со страхом и радуйтесь [пред Ним] с трепетом."

Почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем, ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него."

***



Приложение. Значение топографии

Знаменитые Золотые ворота (Шеар шель Захав) Иерушалаима вели не просто в город, но именно на Храмовую гору. Одни из двух ворот для входа в храмовый комплекс, со священной - восточной стороны.
И если бы все иконы и картины назывались бы не "Вход Господень в Иерусалим", а "В
ход Господень на Храмовую гору", массовое понимание драматических апрельских событий 33 года было бы совсем иным, принципиально иным.

Причём, знаменательно, что ведь каждый паломник, посещающий Святые места, узнаёт, что заложенные мусульманскими правителями Ворота - это именно вход на Храмовую гору, не на Сион (Старый город, Твердыня Давида), но именно на Хар-га-Байту, или Хар-Мориа, или Эль-Кудс.

И это всё известно знатокам Священного Писания, но неточное наименование события всё воспроизводится и воспроизводится...

Потому что одно дело, когда в попытке мятежа обвиняют проповедника, мирно въехавшего в город - среди сотен тысяч пасхальных паломников, прибывающих со всего света, а потом - после небольшого скандала у лавок менял - беседующего с верующими в колоннаде Храма, а совсем другое - когда проповедник на осле, во главе толпы, называющей его "Мессия Сын Давидов" (формула начала иудейского коронационного ритуала), входит на Храмовую гору! Затем, как известно, был погром в торгово-меняльных рядах Притвора.
Но дело в том, что эти места, очень прибыльные в праздник, должны были охраняться "рабами первосвященника" (т.е. неевреями) - храмовой полицией, вооружённой дубинками. И если они во время погрома не вмешались, а сидели как мыша под веником (и в Гефсиманию явится решились только в сопровождении римского отряда), то значит, что Внешний двор Храма был занят безоружными, но решительными сторонниками, сама мысль сопротивляться которым воспринималась как безумие.

Это такая же разница, как, допустим, описывая возмущение москвичей или стрельцов, сказать, что протестующие во главе со своим вожаком просто прошли в Белый город, или что они вошли в Кремль и, называя его царём, заполнили Соборную площадь...

Более того, как известно, Иисус и затем посещал Храм, и поскольку больше инцидентов не было, то значит, что торговцы жертвенными голубями* (их разведение было очень популярным бизнесом в Галилее) и менялы "нечестивых" языческих монет на "кошерные" храмовые, в Притворе Храма уже благоразумно не появлялись. И это тогда, когда воистину - день год кормит!
Но при этом самое важное то, что попыток взять Храм, сместить коллаборантов и начать антиримское восстание, как это всё и произошло в мае 66 года, не было!

Теперь о проповеди Иисуса в Храме.

Это - ещё один интереснейший и таинственный момент тех событий. Иисус "говорил" в Храме. Но это сейчас привычны беседы со священниками и проповеди. В Иерусалимском храме проповедь не была в порядке литургии!
Она вообще не входила в неё! И чтения главы из Торы (из Библии) также не было - только молитва священника (коэна), подхваченная прихожанами и жертва!

Проповедничество началось как часть литургии только после разрушения Храма в августе 70 года, что и стало - с моей точки зрения - настоящей и главной духовной революцией в истории западного человечества. Проповедовали в синагогах** раввины (фарисеи и книжники) - оппозиция коэнам (храмовому духовенству, клиру). Проповедовали христиане, воскресившие древнюю еврейскую бедуинскую трапезную литургию!
Проповедовали возникшие через века мусульмане.

Значит, попробуем представить. Иисус (бродячий галилейский проповедник-раввин [только раввин мог проповедовать в молельнях-синагогах]) во главе сторонников, называющих его Помазанником и Сыном Давида (Машиах Бен Давид - это второе мессианское имя, другое - Эммануил), входит в Храм и выступает, не беседует потихоньку, чтобы не мешать петь молитвы, а говорит речь... И потом, на следующий день - приходит в Храм, и, очевидно, прерывая предпасхальную службу, говорит речь... Громко... Хорошо поставленным голосом - ведь пятитысячная толпа на Голанах (единственная возвышенность восточнее Кинерета - Моря Галлилейского - Голаны) слышала каждое слово... И вот от Нагорной проповеди сохранилось всё, все тезисы дословно, а от явно куда более значимых выступлений, сделанных в Храме перед жертвенником, накануне важнейшего праздника Песах - ни слова не сохранилось! Кроме полемического посула в три дня восстановить Храм!

Полагаю, что такая работа - дело для будущего "христианского Салмана Рушди"


_____________

*
Именно это даёт понимание поражающего каждого орниптолога наказа Иисуса апостолам о необходимости «голубиной», т.е. жертвенной  кротости.

** Традиция синагог (молелен, мест наставления, Die Schule), зародившаяся за 6 веков до этого в Вавилонском пленении, и ставшая маргинальной после восстановления Второго Храма (Зоровавеля), как это обычно бывает в культуре, вновь оказалась mainstream...


Продолжение http://ikhlov-e-v.livejournal.com/12387.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments