Ихлов Евгений (ikhlov_e_v) wrote,
Ихлов Евгений
ikhlov_e_v

Category:

Об антиправовой причине антиправовых приговоров




В Российской Федерации непрерывно идут процессы по обвинению в причастости к деятельности «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская Партия освобождения», в дальнейшем ХТ) — международной религиозно-политической организации, которая в 2003 году была признана Решением ВС РФ в России террористической. Особенно это обвинение популярно при преследованиях крымскотатарских активистов (до 18 марта 2014 года - по действующим украинским законам на территории Полуострова никакого запрета на деятьность )

Виднейший эксперт «Мемориала» по проблемам Центральной Азии Виталий Пономарёв утверждает, что «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» не является террористической организацией в принципе.

Эта позиция корреспондирует с позицией Госдепартамента США: «Экстремистские группы, такие как Хизб ут-Тахрир (ХТ), разжигают антисемитскую, антизападную идеологию, которая может косвенно способствовать поддержке терроризма. ХТ, политическое движение, выступающее за создание безграничного теократического Исламского государства во всем мусульманском мире, имеет последователей в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане, Узбекистане и других странах.

У Соединенных Штатов нет доказательств того, что ХТ совершил какие-либо акты терроризма, но группа симпатизирует актам насилия в отношении Соединенных Штатов и их союзников. ХТ публично призвал мусульман посетить Ирак и Афганистан для борьбы с силами коалиции.» (Заместитель секретаря по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека. Бюро по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом. Выпуск «Страновые доклады о терроризме. Страновые доклады о терроризме за 2009 год. Глава 2. Страновые доклады: обзор по Южной и Центральной Азии»).
Дословно: Extremist groups such as Hizb ut-Tahrir (HT) foment an anti-Semitic, anti-Western ideology that may indirectly generate support for terrorism. HT, a political movement that advocates the establishment of a borderless, theocratic Islamic state throughout the entire Muslim world, has followers in Kyrgyzstan, Kazakhstan, Tajikistan, Uzbekistan, and elsewhere. The United States has no evidence that HT has committed any acts of terrorism, but the group is sympathetic to acts of violence against the United States and its allies. HT has publicly called on Muslims to travel to Iraq and Afghanistan to fight Coalition Forces.

Созданная в 1953 году на территории аннексированной Иорданским королевством части Палестины ХТ в смысле может быть соотнесена как с первоначальной концепцией СССР («родина трудящихся всего мира»), так и нынешними вполне легальными российскими организациями и направлениями, выступающими за создание единой православной монархии на территории РФ, Украины и Белоруссии. Превосходство монархического правления над республиканским содержится в  «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» (раздел III) и этот тезис ничем не отличается от доктрины о «халифе правоверных» как руководителе уммы. Более того, даже призывы к вооружённым действиям комбатантов (организованных групп, соблюдающих в законы и обычаи войны) против сил международной коалиции в Афганистане и Ираке не могут рассматриваться с точки зрения международного права как террористические, если предусматривают нападения исключительно на военные объекты.


Однако мы существуем в парадигме нынешних российских правовых норм.

Приговоры членам ХТ (или тем, кого к ХТ приписывают ложно) основаны на позиции ВС РФ (см. Приложение №1): "Решение Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116" <...> «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») организация, которая имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ.

Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением)...".

Обратим внимание, что и в этом тексте ХТ (в контрасте с иными организациями) не обвиняют ни в терроризме, ни в подстрекательстве к нему! Более того, в Решении ВС РФ, где идёт ссылка на предоставленный Госдепартаментом США властям России 30 января 2003 года (т.е. буквально накануне рассмотрения) утверждённый Конгрессом США список международных исламистских террористических организаций, не указано на нахождение ХТ в этом списке!

В Решении ВС РФ от 14 февраля 2003 года (подробный разбор правовых нарушений в этом решении в Приложении №2) изложен состав вменения, который может быть рассмотрен судом только как возможная пропаганда религиозного превосходства. Такое впечатление, что в данном случае использован печально известный со времён якобинских трибуналов и советских показательных процессов «принцип амальгамы» - перемешивание самых разных не связанных друг с другом обвиняемых, разбавленных случайными жертвами репрессий. В заключении эксперта-юриста Костанова Ю.А. (Приложение №2) такой неправовой метод ведения процесса назван «оптовым».

Самое важное! Решение ВС РФ от 14.02.2003 базируется на № 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом от 25 июля 1998 года, который утратил силу с 1 января 2007 года, поскольку его  заменил № 35-ФЗ Федеральный закон "О противодействии терроризму" от 06.03.2006, в котором об этой отмене прямо и говорится (ст. 26 «2. Признать утратившими силу с 1 января 2007 года: Федеральный закон от 25 июля 1998 года N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 31, ст. 3808);).

Однако преемственность норм старого и нового закона при этом не оговаривается!

Формулировки, определяющие понятия «терроризм» и «террористическая деятельность» в законах 1998 и 2006 года отличаются и поэтому их автоматический перенос исключён.

Поскольку ст. 54 Конституции РФ гласит, что: «2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.», то почти единственный возможный вариант – это обратится в Конституционный суд РФ об устранении правовой неопределённости в связи с применением Решения ВС РФ, основанного на уже 12 лет как отменённом законе.

Необходимо также при составлении жалобы в ЕСПЧ на приговор сделать упор на неправовой характер применения Решения ВС РФ от 14.02.2003 после 01.01.2007.

***
Приложение №1

«Решение Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г. N ГКПИ 03-116 (полностью здесь http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/885107001 )

Именем Российской Федерации

Верховный суд Российской Федерации в составе рассмотрел в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Генерального прокурора Российской Федерации в защиту интересов Российской Федерации о признании организаций террористическими и запрещении их деятельности на территории Российской Федерации,

УСТАНОВИЛ:

Генеральный прокурор Российской Федерации обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании террористическими следующих организаций: <...>  «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») <...> В суде представитель Генеральной прокуратуры РФ поддержал заявленные требования <...> Представители ФСБ России  поддержали заявление о признании 15 организаций террористическими и пояснили в суде, что в соответствии с Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» Федеральная служба безопасности Российской Федерации является одним из субъектов, непосредственно осуществляющих борьбу с терроризмом. Представители Минюста России пояснили суду, что указанные в заявлении Генерального Прокурора РФ организации государственную регистрацию не проходили. В целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя эти организации подлежат признанию террористическими. Выслушав объяснения представителя Генеральной прокуратуры РФ, представителей ФСБ России, Минюста России,  исследовав материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации находит, что заявление Генерального Прокурора РФ подлежит удовлетворению.

Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» установлена ответственность организации за террористическую деятельность.

В соответствии со статьей 25 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» в Российской Федерации суд признает международную организацию (ее отделения, филиалы, представительства) террористической и запрещает деятельность данной организации на территории Российской Федерации.
<...> «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») организация, которая имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением). В ряде государств Ближнего Востока и СНГ (Узбекистан) запрещена законом. <...> Суду представлен также список иностранных террористических организаций Государственного департамента США, утвержденный Конгрессом. В него по состоянию на 30 января 2003 г. включены в частности такие организации как «Асбат аль-Ансар», «Аль-Гамаа аль-Исламия», «Исламское движение Узбекистана», «Аль-Джихад», «Лашкар-И-Тайба», «Аль-Каида». <...>На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194, 195, 198 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации РЕШИЛ:

заявление Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворить, признать террористическими организации: «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн») и запретить их деятельность на территории Российской Федерации.
Решение может быть обжаловано в кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

Председательствующий,
Судья Верховного Суда Российской Федерации»

***

Приложение №2

НЕЗАВИСИМЫЙ ЭКСПЕРТНО-ПРАВОВОЙ СОВЕТ{C}

Заключение специалиста

(в пор. ст. ст. 58 и 80 УПК РФ)

Мне, члену Независимого экспертно-правового совета Костанову Юрию Артемьевичу, имеющему ученую степень кандидата юридических наук и ученое звание доцента, стаж работы по юридической специальности 42 года, представлена копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 года о признании террористической организацией религиозного объединения «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») и предложено высказать мнение о законности этого решения.

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 года о признании религиозной организации «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») террористической организацией вынесено в закрытом судебном заседании по заявлению Генерального прокурора Российской Федерации. При этом, заявление Генерального прокурора содержало обращенную к Верховному Суду просьбу о признании террористическими и запрещении деятельности сразу 15 (пятнадцати) организаций, в числе которых упомянута и «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Не усмотрев нарушения закона в постановке в одном заявлении вопроса в отношении сразу целой группы общественных объединений, Верховный Суд в одном заседании рассмотрел заявление и, соответственно, в одном решении признал сразу все эти организации (в том числе и «Партию исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») террористическими и запретил их деятельность. Представители этих организаций, судя по тексту решения, в заседании Верховного Суда не присутствовали, в результате чего были лишены возможности изложить Верховному Суду свое мнение по рассматривавшемуся вопросу.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 25 июля 2002 года 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» общественному или религиозному объединению либо иной организации в случае выявления фактов, свидетельствующих о наличии в их деятельности, в том числе в деятельности хотя бы одного из их региональных или других структурных подразделений, признаков экстремизма, выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений.

Если предупреждение не было обжаловано в суд или было обжаловано, но не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок соответствующими общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением не устранены допущенные нарушения, послужившие основанием для вынесения предупреждения, либо если в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в их деятельности, решением суда по заявлению Генерального прокурора соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация подлежит ликвидации, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, подлежит запрету.

В силу ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 25 июля 2002 года 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему соответствующего прокурора без предварительного вынесения предупреждения.

В решении Верховного суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 года нет указаний на то, что хотя бы одной из упомянутых в нем организаций выносилось Генеральным прокурором предупреждение. В отношении «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») в решении Верховного Суда Российской Федерации указано только то, что эта организация «имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением)».

Как видно из текста решения, обстоятельства, упомянутые в ст. 9 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» в качестве оснований для прекращения деятельности «Партии исламского освобождения» Верховным Судом установлены не были.

Между тем иных, помимо упомянутых в ст. ст. 7 и 9 Федерального закона от 25 июля 2002 года 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» оснований прекращения деятельности организаций законодательством не предусмотрено. Во всяком случае, пропагандистская деятельность, не сопровождающаяся призывами к насилию (а таких призывов Верховный Суд также не усмотрел), таким основанием служить не может.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", настоящим Кодексом и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами». Предусмотрев заявление Генерального прокурора в качестве процессуального повода для рассмотрения судом вопроса о прекращении деятельности экстремистской организации, Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» не предусматривает никакого особого порядка рассмотрения дел этой категории. Очевидно, поэтому, что дела о прекращении деятельности экстремистских организаций, возбуждаемые по заявлению Генерального прокурора, должны рассматриваться в порядке, определяемом ГПК РФ.

ГПК РФ предусматривает возможность рассмотрения гражданских дел в порядке искового производства, в порядке рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений и в порядке особого производства. <...> Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 января 2003 года № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что «ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. (в редакции Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права».

В любом случае дела по спорам о субъективном праве должны рассматриваться в порядке искового производства. Поскольку принятие решения о прекращении деятельности любой организации связано с ограничением конституционного права членов этой организации на объединение, дела этой категории должны рассматриваться в порядке искового производства. Именно поэтому Верховный Суд Российской Федерации при вынесении решения от 14 февраля 2003 года руководствовался ст. ст. 194, 195 и 198 ГПК РФ - т. е. статьями, регулирующими вынесение решения в порядке искового производства.

При рассмотрении гражданских дел в порядке искового производства суд обязан руководствоваться, помимо прочих, также и  статьями 10 (гласность судебного разбирательства),  12  (осуществление правосудия   на  основе  состязательности   и равноправия сторон), 34, 35, 38 и 40 - об участии сторон в судопроизводстве. <...> В любом случае, однако, при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, их представители, дело в закрытом судебном заседании рассматривается и разрешается с соблюдением всех правил гражданского судопроизводства (ч. ч. 5 и 6 ст. 10 ГПК РФ). <...> Решение о прекращении деятельности «Партии исламского освобождения», несмотря на то, что его публичное объявление не затрагивает прав и интересов несовершеннолетних, не было опубликовано.
Дело о прекращении деятельности «Партии исламского освобождения» Верховным Судом рассмотрено с нарушением ряда и других норм ГПК РФ.

Прежде всего, дело в нарушение требований ст. ст. 12, 34 и 38 ГПК РФ рассмотрено в отсутствии представителей ответчиков, что исключило возможность реализации ими своих процессуальных прав (которых они ни одним законом не лишены) и лишило их возможности защищать права упомянутых объединений. Обвинение любых организаций в экстремистской (тем более - террористической деятельности) требует скрупулезного соблюдения прав этих организаций, ибо ввиду строгости предусмотренных законом санкций, цена судебной ошибки непомерно возрастает. Государство в борьбе с беззаконием не вправе прибегать к незаконным методам, ибо тогда стирается грань между государством и его противниками.

Далее, дело в отношении разных ответчиков необоснованно объединено в одном производстве. <...>  Одинаковые основания прав - это не одно основание. «Оптовое» рассмотрение вопроса о прекращении деятельности разных организаций в рамках одного гражданского дела неминуемо приводит к ущемлению прав ответчиков. Осуждение людей за принадлежность к преступным организациям, как таковую, противоречит принципиальным положениям о виновности, в соответствии с которыми преступлением может быть признано только виновное деяние. Вина же подразумевает отношение виновного к последствиям своего деяния. В эту формулу принадлежность к любой организации, если лицо вообще не осведомлено о действиях совершаемых другими членами организации, оно не может нести ответственно за такие действия. Тем более не могут нести ответственность за свою принадлежность к организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» жители Крыма, не совершавшие никаких противоправных действий, вступившие в «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» задолго до того, как Крым стал субъектом Российской Федерации.

Таким образом, судебное решение о запрете деятельности «Партии исламского освобождения» является незаконным, как принятое с существенными нарушениями норм процессуального права.

Ю. А. Костанов

21.11.2015

{C}
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments