Ихлов Евгений (ikhlov_e_v) wrote,
Ихлов Евгений
ikhlov_e_v

Category:

Путинизм - лаборатория массового террора

 


В России спешным порядком идёт стремительное создание политических, организационных, законодательных основ именно для массовых политических преследований.
Очевидно, что эти репрессии призваны парализовать общественное сопротивление фронтальному наступлению властей на остатки социальных прав и гражданских свобод.
Речь уже идёт о повсеместном распространении тоталитарных политических практик.


Сегодня в Российской Федерации приблизительно полтораста политзаключённых, что сравнялось с уровнем советских времён.
Мы видим целый поток инспирированных и сфальсифицированных судебных процессов и внесудебных расправ.
Самые жесткие преследования имеет место на Кавказе и в Крыму. Их жертвами стали гражданские и религиозные активисты, геи, представители крымскотатарского народа. Российская Федерация не выполнила решение Суда ООН о легализации запрещённого Меджлиса крымскотатарского народа.

Другая по массовости группа преследуемых – верующие, преимущественно принадлежащие к протестантской церкви «Свидетели Иеговы».
Как предлог используется запрет международного движения «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения») и Церкви «Свидетелей Иеговы».


Наибольшее внимание общества привлекли «Театральное дело» (очевидная попытка поставить на место слишком творчески независимых режиссёров), процессы по обвинениям в членстве «в Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения») и в религиозном объединении «Свидетели Иеговы».
Очевидно неправовым является уголовное преследование 24 украинских моряков, взятых в плен спецназом погранчастей ФСБ 25 ноября 2018 года в нескольких сот метрах за пределами 12-мильной зоны вод, которые РФ считает после присоединения Крыма своими территориальными.  Оставляя за рамками выяснения правового режима этих вод с точки зрения международного права, необходимо отметить, что морское право не допускает правомочность "наказания" за якобы совершённое нарушение морских границ в виде погони в нейтральных водах и захвата судов и экипажей, нарушений не совершающих.   


Из перечня дел сугубо политических достаточно упомянуть процессы молодёжных организаций «Сеть» (пытки) [см. Приложение] и «Новое величие» (провокация ФСБ). Новые обвинения против знаменитого историка сталинских  репрессий в Карелии Юрия Дмитриева.
Уголовные обвинения против Псковской областной организации партии «Яблоко» (за призыв привести в негодность бюллетени на ставших фарсом губернаторских выборах) и дело журналистки «Эхо Пскова» Светланы Прокопьевой по абсурдному обвинению «в оправдании терроризма».
Только что завершился откровенный судебный фарс по обвинению известнейшего чеченского правозащитника Оюба Титиева в «транспортировке 180 г марихуаны».   


Политические репрессии в современной России имели место и раньше, но они носили точечный характер, хотя приобрели вполне институциональный характер, имея своей мишенью политических и гражданских активистов, а также тех, кто выступал с резко-критических позиций в социальных медиа.
Настал новый этап: юридические нормы, судебную и полицейскую практику вновь переориентируют на политику именно массовых политических преследований.

Это законы о «фейковых новостях» (ориентированный именно на интернет, а не вещательные медиа, почти полностью контролируемые властями) и на «защиту власти от оскорблений». Это явно должно «компенсировать» частичную декриминализацию «разжигания» (ст. 282 УК РФ).

Не надо строить никаких иллюзий насчёт гуманизации властей – просто они поняли, что фабрикация дел по 282-ой уже приобрела лавинообразный, самоподдерживающий характер и это вызвало страх и возмущение даже среди адептов правящего режима.
По сути, новые законы – это возвращение формулировок печально знаменитой ст. 191.1 УК РСФСР – «клевета на советский государственный и общественный строй».
Новый закон о «криминальных сообществах» легко может быть нацелен не на «воров в законе», но на руководителей бизнес-структур, обвиняемых по экономическим статьям. 

В нашей стране уже прочно утвердились массовые административные репрессии в отношении политических и гражданских активистов, связанные с проведением публичных мероприятий. К сожалению, ни правозащитники, ни всё гражданское общество не сумели воспрепятствовать укреплению этим карательным тенденциям.

В основе беззаконий и произвола в данной области сами положения законодательства с их порядком «согласования» публичных акций, которые противоречит и Конституции РФ, и международным обязательствам России. Европейский суд по правам человека неоднократно высказывался о том, что власть не имеет права противодействовать проведению акции, если она носит мирный характер и не представляет общественной опасности, даже если она проходит с нарушением регламента. Но даже существующее российское законодательство о митингах регулярно нарушается.

Даже точное соблюдение законов, несмотря на весь их ограничительный характер, предотвратили бы столь широкий характер полицейско-административных репрессий.
Тем более, что само законодательство постоянно ужесточается: увеличиваются суммы штрафов, сроки административных арестов, добавляются новые статьи, по которым можно привлечь активистов к ответственности.
Слаженно работает репрессивная машина: полиция незаконно задерживает людей на улицах, затем с многочисленными нарушениями составляются протоколы об административном правонарушении, далее суды автоматически принимают репрессивные решения, исходя из презумпции достоверности протоколов и показаний полицейских.

Включён механизм административной преюдиции (уголовное наказание за рецидив при «нарушении» КоАП), который сейчас введен в рамках трех статей Уголовного кодекса, и по двум статьям уже применяется.

В начале 2019 года вновь ожила скандальная «дадинская статья» (уголовная ответственность за третье административное нарушения закона о митингах. Сейчас по такому обвинению под домашним арестом находится активист «антимусорного» движения Коломны Вячеслав Егоров.


Приведена в действие и принятая 2015 году статья 2841 УК РФ: уголовное наказание после двух привлечений к административной ответственности за осуществление деятельности «нежелательной» организации. Первой жертвой стала координатор движения «Открытая Россия» в Ростове-на-Дону Анастасия Шевченко.
Причём нарушением закона считается даже скачивание информации (ролик ю-туб) с сайта иностранных «нежелательных»!


Мы на пороге внедрения административной преюдиции по «экстремистским» высказываниям в Интернете.
Принятая в конце прошлого года частичная декриминализация первой части 282 статьи Уголовного кодекса предполагает, что за первую «экстремистскую» публикацию в Интернете человек получает административное наказание, а за вторую в течение года привлекается к уголовной ответственности.

Дальнейший подъём общественной активности способен побудить власти фабриковать тысячи уголовных дел по статьям об административной преюдиции, тем более что в судах царит обвинительный уклон.
Для нейтрализации протеста со стороны молодёжи опробываются такие гнусные и циничные методы царской жандармерии и сталинской юстиции как фабрикация обвинений в создании «террористического подполья» - помощью полученных жесточайших и изуверскими пытками оговоров и самооговоров (дело «Сети» и ложные обвинения против математика Дмитрия Богатова) и внедрения агентов-провокаторов, такие «организации» и инспирирующих (дело «Нового величия»). 
Если фигуранты «Сети» и «Нового величия» получат длительное лишение свободы, то оба эти дела станут «матрицей» для всё новых и новых преследований, особенно в отношении оппозиционно настроенной, но ориентированной на исключительно мирный протест молодежи.
Помимо подготовки почвы для политических репрессий, карательная  машина уже охватывает людей, не имеющих никакого отношения к политической оппозиции.

Трагическим примером являются преследования двух запрещённых властями религиозных организаций: церкви «Свидетелей Иеговы» и мусульманской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».
В 2017 году Верховный суд признал «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» экстремистской организацией, в связи с чем было принято решение о ликвидации почти 400 местных общин (не помогло даже высказывание Путина на встрече с правозащитниками 11 декабря 2018 году о необоснованности преследования этой протестантской конфессии), и сейчас против «Свидетелей» возбуждено около 50 уголовных дел, половина обвиняемых заключены под стражу, и одно дело доведено до приговора: датчанин Деннис Кристенсен осужден на 6 лет лишения свободы. Для доказательств «угрозы» от запрещенной религиозной организации «Свидетели Иеговы» в Сургуте была проведена демонстративно-карательная полицейская операция: более 40 человек было задержано, и каждый  четвёртый из них подверглись пыткам электрическим током и избиениям (в настоящий момент проводится доследственная проверка по факту пыток, но ее качество заранее вызывает большие сомнения).
Идеологическая исламистская партия-движение «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Исламская партия освобождения») была признана Верховным судом РФ террористической еще в феврале 2003 года.
Несмотря на то, что и в самом решении суда нигде не указывается на террористическую угрозы от «Хизб ут-Тахрир», и не было установлено ни одного террористического акта либо его подготовки, к которым были бы причастны участники российских ячеек этого движения, осуждены уже сотни сторонников этого религиозного объединения, причем из года в год сроки увеличиваются.
В 2018 году более 10 человек получили сроки от 10 до 24 лет за членство в «Хизб ут-Тахрир», при том, что они не обвинялись ни в подготовке терактов, ни в самих терактах.
Следует ожидать, что подобные процессы будут продолжаться по отношению к сотням верующих. Обвинение часто выдвигается против представителей крымскотатарского народа, хотя до 18 марта 2014 года структуры «Хизб ут-Тахрир» в Крыму существовали легально - по украинским законам.
Необходимо отметить, что «оптовое» февральское (2003 года) решение Верховного суда РФ о запрете 15 исламистских организаций было вынесено на основании ФЗ «О борьбе с терроризмом», утратившим силу с 1 января 2007 года, т.е. уже в течении свыше 12 лет не имеет под собой правовой основы.
Кроме того, это решение противоречило вступившему с 1 января 2003 года в силу ГПК РФ, требующего участия заинтересованных лиц в суде о запрете организаций и запрещающий такую «амальгаму» из сторон публичных правоотношений.

Жертвами настоящей волны расправ стали представители «Открытой России», ФБК, оппозиционных партий, активисты общественных кампаний, в первую очередь, против незаконного сооружения мусоросжигательных предприятий, мусорных полигонов и «уплотнительной» застройки на месте сложившихся городских кварталов и внутригородских рекреационных зон.

Всё это указывает на то, что механизм массового политического террора, репрессивных тоталитарных практик создан и готов к использованию.

Лев Пономарёв, Евгений Ихлов

***
Приложение

Радио "Эхо Москвы"
15:26
, 20 марта 2019

Первый процесс по лекалам 37-го года

Внимание! Сегодня, возможно, начнется первый процесс по лекалам 37-го года.

Сегодня в Санкт-Петербурге пройдут первые предварительные заседания по делу так называемой «террористической группы Сеть». Виктор Филинков, один из фигурантов этого дела, был первым, кто заявил о применении к нему пыток током для дачи нужных показаний. В новостях мы часто читаем о пытках в полиции и колониях, но о пытках ФСБ до этого случая слышно почти не было. Чувствуя свою безнаказанность сотрудники ФСБ пытали, не скрывая своих преступлений. Филинков был похищен, его искали более суток, и именно в эти двое суток сотрудники ФСБ пытали его электрошокером. К поискам был привлечен Член СПЧ России Бабушкин А.В.. Кроме того членами ОНК были зарегистрированы многочисленные следы от электрошокера после того как Филинков поступил в СИЗО после допроса ФСБ. В СМИ (в том числе – электронных) можно найти несколько публикаций, в том числе адвокатских опросов и отчетов онк, в которых Филинков давал описания своих пыток.

Многочисленные усилия по расследованию применения пыток не привели ни к чему. Доследственная проверка проводилась военно-следственным управление под контролем военной Прокуратуры, но факт применения пыток «не подтвердился». Само применение электрошокера не отвергалось, но якобы оно применялось при попытке побега. Следствие вырисовывает фантастическую картину! Редкий случай, когда факт халтурной работы следователей удалось довести до самого Президента РФ. Ниже я привожу разговор председателя СПЧ при Президенте М.А. Федотова с Президентом во время встречи Совета по правам человека с Президентом РФ 11 декабря 2018 г., где Федотов пожаловался, что факт пыток не подтверждается из-за страха перед ФСБ.
Приведем запись актуального куска этого разговора:

М.Федотов: Владимир Владимирович, можно два слова по поводу дела организации «Сеть»? Я не буду говорить ни слова о том, по поводу чего их обвиняют, не знаю, но я разговаривал с людьми, которые написали заявление о том, что к ним применяли пытки электрошокером. (Вставка от меня: М.А. Федотов выезжал в Санкт-Петербург и разговаривал с Филинковым) И последующие проверки военного следственного управления показали, что ничего не было.

В.Путин: А при чём здесь военное следственное управление?

М.Федотов: А потому что применяли к ним пытки сотрудники ФСБ. И военные следователи, военное следственное управление, они сказали: да, действительно, там были моменты, когда применялся электрошокер, но исключительно для того, чтобы воспрепятствовать попытке побега из микроавтобуса. Мы с Евгением Николаевичем Мысловским – а Евгений Николаевич в отличие от меня профессиональный следователь, он 25 лет был старшим следователем по особо важным делам при прокуроре РСФСР, он считался одним из лучших следователей нашей страны, я его знаю как человека кристальной честности и высочайшего профессионализма, – на встрече с руководством военно-следственного отдела в Санкт-Петербурге он им задавал вопросы, а они не могли на них ответить, потому что он спрашивал: «Скажите, а вы сделали схему расположения мест в этом микроавтобусе? Вы провели эксперимент, вы посмотрели, можно из этого микроавтобуса на ходу выскочить или нельзя?» – и так далее. То есть там не была проделана серьёзная работа, и я даже скажу почему: они просто боятся. Видимо, боятся.

В.Путин: Почему?

М.Федотов: Поэтому я встречался с Александром Васильевичем Бортниковым и говорил ему: «Александр Васильевич, у меня гораздо больше надежды на Вашу службу собственной безопасности. Пожалуйста, поручите им проверить. Если действительно были факты применения пыток, то это страшная вещь, и это немедленно надо прекратить».

В.Путин: Михаил Александрович, согласен с Вами полностью. Нужно проверить. Единственное, что мне сейчас приходит в голову, Вы сказали, что обвинения были сформулированы и выявлены только против сотрудников ФСБ, но сотрудники ФСБ не работают в этих автобусах, понимаете? Их там нет физически. Там работает или Росгвардия, либо полиция. Там нет сотрудников ФСБ.

М.Федотов: Это не автозак.

В.Путин: Давайте мы внимательно посмотрим. Меня очень беспокоит то, что Вы сказали, реально беспокоит. Это абсолютно недопустимо. С этим нужно поработать. Разберёмся.

Я уверен, раз было публично заявлено о пытках Президенту, то он должен был немедленно реагировать: немедленно поручить разобраться с этим вопиющим фактом и публично высказываться на эту тему. Предлагаю читателям ознакомиться с поручениями Президента по результатам встречи от 11 декабря 2018 года на сайте. Вы не найдете ни одного опубликованного поручения по делу «Сети».

Я уверен, что дело «Сети» войдет в историю репрессий современной России и готовит прецедент для новых дел. Поэтому, появилась острейшая проблема, вызов перед гражданским обществом, если оно вообще существует.

Допустит ли гражданское общество проведение судебного процесса, в котором все доказательства виновности получены под пытками; а также допустит ли оно проведение закрытого процесса по сфальсифицированному делу.

Если произойдет и то и другое, то высказывание о том, что в России вновь наступают 30-е годы будет наполняться конкретным смыслом. И ФСБ на практике подтвердит преемственность ВЧК— КГБ, о чем собственно и заявлял Бортников в интервью Российской Газете 19.12.2017 г., в столетие основания спецслужб. И мы буде ждать новых процессов и самооговоров.

Хочу получить отклик на мою статью: пишите свое мнение на Эхо Москвы, в  том числе и в блогах, а также на мою страницу в Фейсбуке для формирования общественного мнения и выработки общих действий.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments